Самые необычные воришки в мире животных

stager date_range30.04.2020, 13:01 chat_bubble_outline0 remove_red_eye240

Выживать на нашей планете непросто. Именно поэтому живые существа, населяющие её, обладают разнообразными способами и приёмами получения, складирования и охраны ресурсов, необходимых им самим и их потомству. Однако есть хитрецы, которые обходят эту систему. Они дожидаются, когда кто-то сделает всю тяжелую работу, а затем просто незаметно забирают то, что им нужно. По-научному эта стратегия называется клептопаразитизм, и она невероятно распространена. Если у вас на пляже что-то пыталась стянуть чайка, то вы воочию наблюдали её проявление в живой природе!


Однако, как и в человеческом обществе, воровать - это рискованный жизненный выбор. Если вора заметят, то в лучшем случае он не пообедает. В худшем - станет обедом сам. Иногда, от случая к случаю, при той или иной удобной возможности на преступный путь становятся очень многие животные, однако лишь некоторые разработали в результате эволюции свой особый, уникальный почерк. Именно о них мы расскажем сегодня. Шесть представителей фауны, о которых вы узнаете - это элита животного воровского мира, прирождённые преступники, просто не способные жить иначе.

Рождённые воровать - самые интересные клептоманы живой природы

1. Паук-росинка

Самые необычные воришки в мире животных 

Многие пауки для ловли добычи используют паутину, и это отличный метод охоты. Мало того, что он позволяет просто сидеть и ждать, когда еда сама прилетит в сети, так ещё и позволяет "консервировать" её с помощью кокона из всё той же паутины. Есть у него, правда, и один существенный недостаток. Оставлять пищу на видном месте - это напрашиваться, чтобы её украли. И многие воруют, особенно пауки-росинки. Эти нахлебники присаживаются на чужую паутину и ждут, когда гостеприимный хозяин завернёт попавшуюся добычу в симпатичную белую упаковку. Стоит последнему отвернуться, как вор начинает осуществлять своё преступление.

 

Длинные ноги позволяют ему подползти к еде, оставшись при этом незамеченным. Пауки-росинки настолько успешны, что всего их в природе насчитывается более 200 видов, из которых большинство - клептопаразиты. Но изначально они, вероятнее всего, не были ворами. Многие характерные особенности выдают в них убийц. Ближайшими их родственниками являются каннибалы, которые едят других пауков. Исследование, проведённое в 2014 году, показало, что предки росинок делали то же самое. На воровской путь они стали 25 миллионов лет назад, примерно в то же время, когда начали бурно развиваться и распространяться пауки-кругопряды.

 

В природе появилось больше паутины, а значит и возможностей украсть. И так как прямое нападение на другого паука часто опасно для жизни, росинки научились подкрадываться незаметно, избегая конфликта. Сегодня некоторые их виды потеряли способность охотиться самостоятельно. И, кстати, если они слишком голодны, то ждать, когда добытчик отвлечётся от еды, совсем не обязательно. Они могут "встряхнуть" паутину, чтобы отпугнуть его. Некоторые из них были замечены в порче чужой паутины и даже её поедании. А иногда в некоторых их видах просыпаются хищные предки, и дело заканчивается пожиранием как паука-добытчика, так и всего его потомства. От дурных привычек очень трудно избавиться, не правда ли?

2. Траурный дронго

 

Среди птиц воровство распространено довольно сильно. Чайки, пока наедятся, украдут друг у друга еду пару десятков раз. Но траурный дронго, обитающий в Южной Африке, вывел искусство хищения на совершенно иной уровень. Это не только вор, но ещё и обманщик. Большую часть времени дронго охотятся сами - на всякую вкусную мелочь, вроде ящериц и сверчков. Они, как правило, неплохо уживаются с соседями - другими птицами и сурикатами. Последние, как правило, извлекают выгоду из этого соседства, так как дронго с деревьев внимательно следят за хищниками и громко сигнализируют об их приближении.

 

Однако иногда птичка обманывает своих наивных друзей. Она подает ложный сигнал тревоги, и когда испуганное животное, бросив еду, убегает, чтобы где-нибудь спрятаться, спокойно спускается и забирает её. Почему этот нехитрый трюк всякий раз проходит? Ведь, казалось бы, все уже давно должны были понять, что дронго обкрадывает их. Но дело тут в том, что птички исключительно талантливы, и могут имитировать "тревогу" многих других видов. У некоторых в арсенале есть до 50 различных звуков, причём практически все они - подражательные. Это умные птицы, но учёные считают, что лгать они научились методом проб и ошибок. Они наверняка не понимают, что в голове у других животных - они просто подают сигналы, которые когда-либо слышали, и используют те из них, что хорошо работают. Это позволяет дронго красть до четверти своего дневного рациона.

3. Пчёлы-кукушки

 

Большинство клептопаразитов воруют, чтобы не гоняться за добычей самим. Но кормление молодняка тоже требует немалых усилий. Возьмем, к примеру, пчел. Когда наступает время плодиться, они тратят огромное количество энергии на строительство сложнейших гнезд с особыми индивидуальными камерами для яиц. Сюда же они складывают пищу, чтобы личинкам было, чем питаться. Но пчелы-кукушки не утруждают себя всем этим. Они просто находят другие пчелиные "ясли", проникают туда, когда никого нет рядом, и откладывают яйца. При этом они готовы к конфронтации, если их заметят обычные пчёлы, трудолюбие которых вошло в пословицы и поговорки. У взрослых насекомых этого вида, как правило, отсутствуют специальные отростки на конечностях, которыми другие пчёлы собирают пыльцу. Зато есть что-то вроде дополнительного "бронирования".

 

Их личинки вылупляются раньше, и у них очень быстро развиваются прочные головы, чувствительные усики и большие острые челюсти. Они находят и убивают хозяев улья. После этого незваные гости могут ничего не делать и наслаждаться захваченным продовольствием. Это выглядит предельно жестоко, и это действительно омерзительно. Но это явно выигрышная стратегия. Данный образец поведения развился у пчёл как минимум в 20 отдельных случаях, и, по оценкам биологов, до 15% видов этих насекомых - пчелы-кукушки. Обычно их жертвами становятся одиночные пчелы, но некоторые пытаются захватывать и общественные ульи.

 

Верхом же героизма среди них, наверное, считается покорение улья не с помощью личинок, а взрослыми особями. Это, конечно, нечто вообще запредельное. Кукушки проникают в гнездо, убивают матку, приводят собственную, и заставляют рабочих пчёл выращивать личинок. Для этого потрясающего феномена у ученых даже есть особый термин - "социальный паразитизм"! Матка-узурпатор в конечном итоге уходит, умирает или погибает в результате мятежа обманутых пчёл, но чаще всего ей удаётся поспособствовать появлению на свет нового поколения паразитов.

4. Trichotropis cancellata

 

Клептопаразиты обычно воруют еду после того, как другое животное добыло ее, но до того момента, как оно начало есть. Однако некоторые океанские улитки крадут пищу прямо изо рта. Trichotropis cancellata обитает в северо-восточной части Тихого океана, и обычно питается планктоном. Но время от времени она паразитирует на своих соседях - трубчатых червях. Те имеют привычку прикрепляться к морскому дну и строить вокруг себя минерализованную трубку. В ней они прячутся, но, когда приходит время есть, высовываются и хватают щупальцами планктон.

 

И в этот момент червь становится официантом для голодной улитки. Как только он собирает горсть вкусных кусочков, она подползает к его голове, просовывает свой хоботок между щупальцами червя и хватает еду прямо изо рта. Причём здесь может иметь место хорошо продуманная стратегия. Исследование, проведённое в 2004 году, показало, что воровство обычно происходит осенью, когда планктона не хватает. Более того, те улитки, что занимаются этим постыдным делом, растут в 18 раз быстрее, чем те, что питаются только самостоятельно!

 

Улитки нередко дополняют свой рацион водорослями и органикой с тех поверхностей, по которым они ползают. И, возможно, trichotropis cancellata научились воровать, когда столкнулись с ведущими сидячий образ жизни и медленно переваривающими пищу червями. Те, как это ни удивительно, особо не сопротивляются, поэтому улитки иногда обдирают их до нитки, не оставляя вообще ничего.

5. Журчалки

 

Клептопаразитизм почти исключительно происходит между животными, однако самые коварные из них нашли более лёгкую жертву - растения. Цветочные мухи, они же журчалки, питаются пыльцой и нектаром, когда вырастут, однако их личинки немного более плотоядны. Они охотятся на других личинок или медленных насекомых, например, тлю. Но в Южной Америке, где тля встречается редко, бразильским журчалкам пришлось искать другие источники пищи. И они их нашли – внутри росянок.

 

Росянки - это плотоядные цветы, которые заманивают насекомых, обездвиживают их с помощью липкой слизи, а затем медленно усваивают посредством целого коктейля из ферментов. Но только если им не помешают бразильские журчалки. Эти мухи откладывают яйца в цветки, и их вылупившиеся личинки неуязвимы для хищного растения. Они выделяют жидкость, предотвращающую прилипание, а толстые панцири защищают их от переваривания. Личинки проводят всю или большую часть жизни на солнце, безнаказанно пожирая насекомых, пойманных растением.

 

Когда журчалки становятся взрослыми, и для них наступает время откладывать собственные яйца, они пытаются выбрать большие цветки росянки с вертикальными листьями. Вероятно, что-то подсказывает им, что здесь будет больше пищи и потомство будет лучше защищено. Это не единственные насекомые, ворующие еду у плотоядных растений. Науке известно несколько других таких видов и даже один вид слизняков! Но в большинстве подобных случаев растение не остаётся ни с чем, так как способно поглощать питательные вещества из испражнений воришек. Журчалки же держат всё в себе, пока не станут взрослыми, и их прорывает там, где у растения отсутствуют перерабатывающие пищу поверхности. То есть они воруют, не давая взамен ничего! Вот такая вот подлость.

6. Макаки-крабоеды (длиннохвостые макаки)

 

Все мы знаем, что обезьяны могут воровать. Это всё-таки наши не столь далёкие родственники, славящиеся к тому же интеллектом и озорным нравом. Однако макаки-крабоеды, обитающие на острове Бали в Индонезии - это особый случай. Мало того, что они используют уникальную стратегию воровства, но и обкрадывают не кого-нибудь, а людей! Их легко найти в индуистских храмах острова, куда традиционно приезжает множество путешественников. И довольно часто туристы покидают эти достопримечательности с не самыми приятными ощущениями. Макаки крадут очки, шляпы, обувь, фотоаппараты, то есть всё, что попадёт под руку. Но, как понятно, эти предметы им нужны не для личного пользования. Они меняют их на еду.

 

Маленькие преступники ждут, пока им предложат что-то вкусное, после чего с радостью расстаются с украденным и бегут обедать. Этой уникальной форме клептопаразитизма было посвящено отдельное исследование. Учёные выяснили, что она распространена только у нескольких групп макак, проводящих много времени рядом с людьми. Это говорит о том, что данный шаблон поведения не приобретается отдельными животными в течение жизни, а распространяется на уровне навыков и традиций из поколения в поколение. То есть макаки создали воровскую культуру! Кстати, у этой группы исследователей макаки тоже украли несколько вещей, в том числе научное оборудование.

 

В получении этими животными преступных привычек, скорее всего, виноваты и люди. В течение долгого времени служители храмов подкармливали макак, чтобы они держались поблизости. Они важны для этих людей не только в культурном и духовном плане, но и потому, что нравятся туристам. Как только обезьяны поняли, что у людей есть еда, додуматься до похищения вещей в обмен на неё было не сложно.


Сегодня вы узнали несколько весьма интересных историй из жизни животного "криминального мира". Но это повествование можно продолжать бесконечно, так как дикая природа буквально кишит "преступниками". Иногда, чтобы быть успешным в этом деле, надо просто быть сильнее своего оппонента. С другой стороны, согласно некоторым исследованиям, размер мозга прямо коррелирует с умением воровать - здесь можно привести в пример тех же дронго и макак. Однако даже для этих воров украденное обычно является лишь дополнением к привычному рациону. Паразитировать, не прилагая усилий, это, конечно, умно и приятно, но полагаться только на чей-то труд всё же слишком рискованно.